Николай Бердяев, пророк свободы

Комментировать

Картинка профиля Доктор Парнас
Доктор Парнас

Серебряный век подарил нам множество прекрасных поэтов и мыслителей. Один из них Николай Бердяев. Непревзойденный спорщик, он и внешне был очень хорош собой – бледнолицый аристократ с черными кудрями до плеч.
На Западе его называли предтечей экзистенциализма, но о самих экзистенциалистах Бердяев отзывался с пренебрежением: они не переживают проблему существования, а лишь рассуждают о ней. Сам же он заявлял, что не любит логического мышления: Бердяев не рассуждал и даже не философствовал – он пророчествовал.

Он всегда ощущал себя пленником действительности и стремился вырваться из ее плена. В молодости ему казалось, что плен этот социален, – и он стал марксистом. Потом понял, что путы, связующие человека, прячутся глубже, – и обратился к религии. Позже осознал, что и религия не дает ему радости освобождения и что подлинную свободу можно обрести лишь напряжением всех творческих сил. Поэтому главные его пророчества – о творчестве и о свободе.
Он мог работать, лишь находясь в гуще жизни, – лучше всего ему писалось в послереволюционной России, где его могли расстрелять, и под немецкими бомбами во Франции. Незадолго до смерти Бердяев писал: «Я не учитель жизни, не отец отечества, не пастырь. Я продолжаю воспринимать себя юношей, почти мальчиком. Это мой вечный возраст». И в этом его урок нам, с младых ногтей утрачивающим идеализм и легко попадающим в путы обыденности. Бердяев всю свою жизнь учился разрывать эти путы, и сегодня его пример важен нам как никогда.

БИОГРАФИЯ

николай-бердяевНиколай Александрович Бердяев родился 6/19 марта 1874 г. в Киеве. Его предки по отцовской линии принадлежали к высшей военной аристократии. Мать – из рода князей Кудашевых (по отцу) и графов Шуазель-Гуффье (по матери). В 1894 г. он поступил в киевский кадетский корпус. Однако обстановка военного учебного заведения оказалась для него совершенно чуждой, и Бердяев поступает на естественный факультет киевского Университета Святого Владимира.
Студенческая среда весьма существенно повлияля на характер и жизненные ориентиры Бердяева. Несовершенство мира теперь порождает в нем желание изменить мир, искоренить зло и несправедливость. Ответа на вопрос, как этого достичь, Бердяев ищет в теории научного социализма, которую начинает изучать с 1894 г., в одном из киевских социал-демократических кружков. Одновременно он продолжает свои занятия философией, посещая лекции и семинары профессора Г.И.Челпанова.
Участие в студенческом движении заканчивается для Бердяева арестом в 1898 г., месячным тюремным заключением, судом и ссылкой в Вологду (1901 – 1902 гг.), где в то время уже находились А.А.Богданов и А.В.Луночарский, Б.В.Савинков, Б.А.Кистяковский (автор известной статьи в сборнике “Вехи”), А.М.Ремизов и П.Е.Щеглов. К этому времени Бердяев уже был известен как “критический марксист”, автор статьи “А.Ф.Ланге и критическая философия в их отношении к социализму”, которую К.Каутский опубликовал в органе германской социал-демократической партии “Новое Время” (№№ 32-34 за 1899-1900 гг.). Вскоре этот философский дебют Бердяева был дополнен появлениям его первой книги – “Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. Критический этюд о Н.К.Михайловском” (Спб., 1901).
Уже в ссылке Бердяев начинает осозновать невозможность соединения в целостном мировоззрении материалистического понимания истории и философского идеализма, а к 1903 г. окончательно укрепляется на пути, по которому уже пошли бывшие “легальные” марксисты П.Б.Струве, С.Н.Булгаков, С.Л.Франк. Это в конечном счете привело его в 1904 г. в журнал “Новый путь” – трибуну религиозно-философских собраний, организованных в Петербурге Д.С.Мережковским. Но идеализм для Бердяева оказался лишь переходной философской формой. Конечным же пунктом становится еще неясный образ религиозно-христианской философии, призванной выразить целостым и универсальным образом человеческий опыт.
В 1905-1906 гг. совместно с С.Н.Булгаковым Бердяев редактирует журнал “Вопросы жизни”, стремясь сделать его центром единения новаторских течений в социально-политической, религиозно-философской и художественной сфере. Поездка зимой 1907-1908 гг. в Париж и интенсивное общение с Мережковским и его кругом стимулирует обращение Бердяева к Православию. По возвращению в Россию он поселяется в Москве, сближается с кругом философов, объединенных вокруг книгоиздательства “Путь” (Г.А.Рачинский, Е.Н.Трубецкой, В.Ф.Эрн, С.Н.Булгаков, П.А.Флоренский) и принимает деятельное участие в организации религиозно-философского общества памяти Вл.Соловьева. Итогом творческих поисков этого периода становится опубликованная в 1911 г. “Философия свободы”.
В “Философии свободы” Бердяев выступает как продолжатель главных традиций русской философии XIX века. Устремленность Бердяева к всемирной соборности, призванной преодолеть церковный конфессионализм, находится в русле универсализма Вл.Соловьева и его учения о “Богочеловечестве”.
Зимой 1912-1913 гг. Бердяев вместе с женой Л.Ю.Трушевой едет в Италию и привозит оттуда замысел и первые страницы новой книги, законченной к февралю 1914 г. Это был опубликованный в 1916 г. “Смысл творчества”, в котором, отмечал Бердяев, его ” религиозная философия” впервые была вполне осознана и выражена (см.: “Самопознание. Опыт философской автобиографии”, Париж, 1949, с.174).
Февраль 1917 г. Бердяев приветствовал. Падение “священного русского царства” как лже-теократии и “мужицкого царства” воспринималось им в русле творческих задач эпохи. Однако с течением времени Бердяев становится пессимистичней. За 10 дней до падения Временного правительства он пишет: “Традиционная история русской интеллигенции кончена… она побывала у власти, и на земле воцарился ад. Поистине русская революция имеет какую-то большую миссию, но миссию не творческую, отрицательную – она должна изобличить ложь и пустоту какой-то идеи, которой была одержима русская интеллигенция и которой она отравила русский народ” (см.: Русская свобода. 1917. №№ 24-25. С.5).
В 1918 г. Бердяев создает Вольную Академию Духовной Культуры, при которой начинают работу несколько семинаров. Он читает курс лекций по философии истории, участвует в семинаре по Достоевскому, а также пишет книгу “Философия неравенства” (опубликована в Берлине в 1923 г.). В 1920 г. историко-филологический факультет Московского университета избирает его профессором. А в 1921 г. он подвергается аресту в связи с делом так называемого “тактического центра”. Летом 1922 г. последовал еще один арест, осенью – высылка за пределы страны (см. Виталий Шенталинский, “Философский пароход”).
С 1922 по 1924 г. Бердяев живет в Берлине. Уже в эту эпоху он приобретает репутацию ведущего философа послевоенной Европы. У него завязываются знакомства с О.Шпенглером, М.Шелером, Г.фон Кайзерлингом.
Начало второй мировой войны и война фашистской Германии с СССР обострила патриотические чувства Бердяева… Первой послевоенной книгой стала “Русская идея” (Париж, 1946), посвященная осмыслению истории русской философии.
Умер Бердяев 23 марта 1948 года за рабочим столом в своем доме в пригороде Парижа, Кламаре.

ПЯТЬ КЛЮЧЕЙ К ПОНИМАНИЮ
Свобода первична
Бердяев понимал свободу иначе, чем большинство философов. Для него она не просто свобода выбора, а нечто гораздо большее. Он называл ее «несотворенной свободой», так как она предшествует всему – даже Богу. Благодаря этой свободе Бог и творит мир и человека, то есть размыкает круг своего одиночества. Но из-за нее же он не может контролировать сотворенное им – и это открывает дорогу злу. Однако свобода живет в глубине человека и являет собой высшее благо, которого человек вполне в состоянии достичь.

Освободиться через творчество
Единственным путем к свободе является творчество. Для Бердяева это очень широкое, но вполне конкретное понятие. Творчество – это выход за пределы своего «я» навстречу Богу. Бог свободно сотворил человека, чтобы тот так же свободно шагнул к нему. Бог вочеловечился в образе Христа, чтобы человек мог обожиться. Но экстатические состояния преходящи: на миг прикоснувшись к вечности, человек обречен возвращаться назад во время, где его ждет постылая обыденность существования. Период подъема сменяется упадком, но так будет не всегда.

Стремиться к преображению
Бердяев верил, что нынешнее состояние мира конечно. На смену ему придет истинная реальность – то самое царство свободы, вкус которой человек познает в творческом акте. Как именно это случится – непостижимая тайна. Бердяеву было близко христианское учение о Втором пришествии, но он считал, что оно искажено человеческим непониманием. Ад существует – это встреча человека с собственной греховной природой, – но он не вечен. Закончится все не Страшным судом и вечными муками, но духовным и нравственным преображением мира и человека.

Личность превыше всего
Бердяев подчеркивал уникальность каждого человека. Прочитанный в юности Достоевский сильно повлиял на него, и вслед за писателем он противопоставлял ценность человеческой личности царству всеобщего. Личность превыше любых интересов: религиозных, идеологических, общественных, государственных. Для Бердяева были в равной мере неприемлемы любые формы принуждения: давлению коллектива он противопоставлял добровольный союз свободных личностей. Такое сообщество – это результат человеческой свободы и то место, где она может быть полноценно реализована.

Несовершенство преодолимо
Бердяев вовсе не закрывал глаза на несовершенство человеческой природы. Он видел его проявления и в себе, и в других, с горечью отмечая, что самое страшное, с чем ему приходилось сталкиваться в жизни, – непостоянство, предательство, ложь. Но под этим слоем «человеческого, слишком человеческого» он всегда прозревал истинную человечность и был уверен в ее высшем происхождении. Он утверждал: нравственное усилие, позволяющее духу одолеть природу, и есть один из самых важных и благородных видов творчества.

VKFacebookTwitterGoogle+

Добавить комментарий